Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

"Море и корабли". Сборник стихов Страница более не обновляется. Любители тематической поэзии приглашаются на сайт Пакетбот "Готорн" Гавриил Романович Державин

Флот

Иван Иванович Козлов

Ночь

Плавание

Буря

Петр Андреевич Вяземский

Море

Босфор

Павел Александрович Катенин

Грусть на корабле

Михаил Александрович Дмитриев

Подводный город

Александр Сергеевич Пушкин

К морю

Кораблю

Федор Иванович Тютчев

Конь морской

Сон на море

"По равнине вод лазурной..."

"Как хорошо ты, о море ночное..."

Николай Михайлович Языков

Буря

Корабль

Маяк

Морское купанье

Алексей Степанович Хомяков

"Парус поднят; ветра полный..."

Владимир Григорьевич Бенедиктов

"Бегун морей дорогою безбрежной..."

На море

Ничего

Каролина Карловна Павлова

"Снова над бездной, опять на просторе..."

Евдокия Петровна Ростопчина

Море и сердце

Бал на фрегате

Яков Петрович Полонский

Маяк

Качка в бурю

На корабле

"Корабль пошел навстречу темной ночи..."

"В дни, когда над сонным морем..."

Афанасий Афанасьевич Фет

На корабле

Прибой

"Морская_даль_во_мгле_туманной..."

После бури

Николай Васильевич Берг

"О чем ты стонешь, сине море?.."

Иван Саввич Никитин

Ночь на берегу моря

"На_западе_солнце_пылает..."

Дмитрий Лаврентьевич Михаловский

На берегу моря

Алексей Николаевич Апухтин

"Отчалила лодка. Чуть брезжил рассвет..."

Великий князь Константин Константинович Романов

"Затишье нá море... За бурею строптивой..."

Семен Яковлевич Надсон

"Тревожно сегодня мятежное море..."

"Чу, кричит буревестник!.. Крепи паруса!.."

У моря

К морю

У океана

Дмитрий Сергеевич Мережковский

Кораллы

Мирра Александровна Лохвицкая

Утро на море

Иван Алексеевич Бунин

"На мертвый якорь кинули бакан..."

"Высоко наш флаг трепещет..."

Звезда морей

У залива

"Когда вдоль корабля, качаясь, вьется пена..."

"Норд-остом жгут пылающие зори..."

На маяке

Штиль

Огонь на мачте

В открытом море

"Все море - как жемчужное зерцало..."

С острогой

"Огромный, красный, старый пароход..."

"И скрип и визг над бухтой, наводненной..."

"Мимо острова в полночь фрегат проходил..."

Золотой невод

"Зеленый цвет морской воды..."

В архипелаге

Мертвая зыбь

Морской ветер

"Океан под ясною луной..."

Матрос

"К вечеру море шумней и мутней..."

Парус

"Когда-то, над тяжелой баркой..."

"Лиман песком от моря отделен..."

"Покрывало море свитками..."

"Море, степь и южный август, ослепительный и жаркий..."

Звезда морей, Мария

"И вновь морская гладь бледна..."

Максимилиан Александрович Волошин

"Зеленый вал отпрянул и пугливо..."

Валентин Петрович Катаев

Июль

Крейсер

На яхте

Арбуз

Слепые рыбы

Бриз

Шторм

Купальщица

к началу страницы

Гавриил Романович Державин

Флот

Он, белыми взмахнув крылами По зыблющей равнине волн, Пошел, - и следом пена рвами И с страшным шумом искры, огнь Под ним в пучине загорелись, С ним рядом тень его бежит; Ширинки с шлемов распростерлись, Горе пред ним орел парит. Водим Екатерины духом, Побед и славы громкий сын, Ступай еще, и землю слухом Наполнь, о росский исполин! Ты смело Сциллы и Харибды И свет весь прежде проходил: То днесь препятств какие виды? И кто тебе их положил? Ступай - и стань средь океана, И брось твоих гортаней гром: Европа, злобой обуянна, И гидр лилейных бледный сонм От гроз твоих да потрясется, Проснется Людвиг звуком лир! Та дщерью Божьей наречется, Кто даст смущенным царствам мир. 1795 ________________________________ к началу страницы

Иван Иванович Козлов

Ночь

Элегия Корабль наш рассекал стекло морских равнин, И сеял искрами бездонный мрак пучин. Уж месяц пламенел, вздымался пар душистый, И сноп серебряный дрожал в лазури чистой Дремотных волн, и звезд лелеяла краса И волны, и эфир, и мрак, и небеса. На палубе сидел, накинув плащ широкий, Влюбленный юноша, красивый, черноокий; Он думой тайною в родимый край летал, Где брак с прекрасною счастливца ожидал. Гитары трепетной со звонкими струнами Сливал он песнь любви наш, тихими волнами; Он пел, воспламенен девичьей красотой, И встречу первую с невестой молодой, И взгляды робкие, и лепет торопливый, И буйный пламень свой, и жар ее стыдливый, И грудь лилейную, и шелк ее кудрей, И алые уста, и томный блеск очей. Он пел, - а сердце в нем от неги замирало, Одной невестою, одною ей дышало. И мнилось: для нее, для их святой любви Часы полночные так сладостно текли, Для них вкруг корабля вздымался пар душистый, И сноп серебряный дрожал в лазури чистой Дремотных волн, и звезд лелеяла краса И волны, и эфир, и мрак, и небеса. <1834> _____________________________________________ к началу страницы

Плавание

Сильнее шум - и волны всколыхались, Морские чуда разыгрались, Матрос по лестнице бежит, Взбежал: "Скорей! готовьтесь, дети!" И как паук повис меж сети, Простерся - смотрит, сторожит. Вдруг: "Ветер! ветер!" - закачался Корабль и с удила сорвался; Он, ринув, бездну возмутил, И выю взнес, отвага полный, Под крылья ветер захватил, Летит под небом, топчет волны, И пену размешал кругом, И облака рассек челом. Полетом мачты дух несется; Воскликнул я на крик пловцов. Мое воображенье вьется, Как пряди зыбких парусов, И на корабль я упадаю, Моею грудью напираю; Мне мнится, будто кораблю Я грудью хода придаю, И, руки вытянув невольно, Я с ним лечу по глубине; Легко, отрадно, любо мне; Узнал, как птицей быть привольно. ____________________________________ к началу страницы

Буря

Корма затрещала, летят паруса, Встревоженной хляби звучат голоса, И солнце затмилось над бездной морокою С последней надеждой, кровавой зарею. Громада, бунтуя, ревет и кипит, И волны бушуют, и ветер шумит, И стон раздается зловещих насосов, И вырвались верьви из рук у матросов. Торжественно буря завыла; дымясь, Из бездны кипучей гора поднялась, И ангел-губитель по ярусам пены В корабль уже входит, как ратник на стены. Кто, силы утратив, без чувства падет; Кто, руки ломая, свой жребий клянет; Иной, полумертвый, о друге тоскует, Другой молит Бога, да гибель минует. Младой иноземец безмолвно сидит, И мнит он: "Тот счастлив, кто мертвым лежит; И тот, кто умеет усердно молиться, И тот, у кого еще есть с кем проститься". ____________________________________________ к началу страницы

Петр Андреевич Вяземский

Море

Как стаи гордых лебедей, На синем море волны блещут, Лобзаются, ныряют, плещут По стройной прихоти своей. И упивается мой слух Их говором необычайным, И сладко предается дух Мечтам, пленительным и тайным. Так! Древности постиг теперь Я баснословную святыню: О волны! Красоты богиню Я признаю за вашу дщерь! Так, верю: родилась она Из вашей колыбели зыбкой И пробудила мир от сна Своею свежею улыбкой. Так, верю: здесь явилась ты, Очаровательница мира! В прохладе влажного сафира, В стихии светлой чистоты. Нам чистым сердцем внушены Прекрасных таинств откровенья: Из лона чистой глубины Явилась ты, краса творенья. И в наши строгие лета, Лета существенности лютой, При вас одних, хотя минутой, Вновь забывается мечта! Не смели изменить века Ваш образ светлый, вечно юный, Ни смертных хищная рука, Ни рока грозного перуны! В вас нет следов житейских бурь, Следов безумства и гордыни, И вашей девственной святыни Не опозорена лазурь. Кровь ближних не дымится в ней; На почве, смертным непослушной, Нет мрачных знамений страстей, Свирепых в злобе малодушной. И если смертный возмутит Весь мир преступною отвагой, Вы очистительного влагой Спешите смыть мгновенный стыд. Отринутый из чуждых недр, Он поглощаем шумной бездной; Так пятна облачные ветр Сметает гневно с сени звездной! Людей и времени раба, Земля состарилась в неволе; Шутя ее играют долей Владыки, веки и судьба. Но вы всё те ж, что в день чудес, Как солнце первое в вас пало, О вы, незыблемых небес Ненарушимое зерцало! Так и теперь моей мечте Из лона зеркальной пустыни Светлеет лик младой богини В прозрачно-влажной красоте. Вокруг нее, как радуг блеск, Вершины волн горят игривей, И звучный ропот их и плеск Еще душе красноречивей! Над ней, как звезды, светят сны, Давно померкшие в тумане, Которые так ясно ране Горели в небе старины. Из волн, целующих ее, Мне веют речи дивной девы; В них слышно прежнее бытье, Как лет младенческих напевы. Они чаруют и целят Тоску сердечного недуга; Как мировое слово друга, Все чувства меж собой мирят. В невыразимости своей Сколь выразителен сей лепет: Он пробудил в душе моей Восторгов тихих сладкий трепет. Как звучно льнет зефир к струнам, Играя арфою воздушной, Так и в душе моей послушной Есть отзыв песням и мечтам. Волшебно забывает ум О настоящем, мысль гнетущем, И в сладострастье стройных дум Я весь в протекшем, весь в грядущем. Сюда, поэзии жрецы! Сюда, существенности жертвы! Кумиры ваши здесь не мертвы, И не померкли их венцы. Про вас поэзия хранит Свои преданья и поверья; И здесь, где море вам шумит, Святыни светлыя преддверья! Лето 1826 ____________________________________ к началу страницы

Босфор

У меня под окном, темной ночью и днем, Вечно возишься ты, беспокойное море; Не уляжешься ты, и, с собою в борьбе, Словно тесно тебе на свободном просторе. О, шуми и бушуй, пой и плачь и тоскуй, Своенравный сосед, безумолкное море! Наглядеться мне дай, мне наслушаться дай, Как играешь волной, как ты мыкаешь горе. Всё в тебе я люблю, жадным слухом ловлю Твой протяжный распев, волн дробящихся грохот, И подводный твой гул, и твой плеск, и твой рев, И твой жалобный стон, и твой бешеный хохот. Глаз с тебя не свожу, за волнами слежу: Тишь лежит ли на них, нежно веет ли с юга - Все слились в бирюзу, но, почуя грозу, Что с полночи летит, - почернеют с испуга. Всё сильней их испуг, и запрыгают вдруг, Как стада диких коз по горам и стремнинам; Ветер роет волну, ветер мечет волну, И беснуется он по кипящим пучинам. Но вот буйный уснул; волн смирился разгул, Только шаткая зыбь всё еще бродит, бродит; Море вздрогнет порой, как усталый больной, Облегчившись от мук, дух с трудом переводит. Каждый день, каждый час новым зрелищем нас Манит в чудную даль голубая равнина: Там, в пространстве пустом, в углубленье морском, Всё - приманка глазам, каждый образ - картина. Паруса распустив, как легок и красив Двух стихий властелин, величавый и гибкой, Бриг несется орлом средь воздушных равнин, Змий морской, он скользит по поверхности зыбкой. Закоптив неба свод, вот валит пароход, По покорным волнам он стучит и колотит, Огнедышащий кит, море он кипятит, Бой огромных колес волны в брызги молотит. Не под тенью густой, над прозрачной волной Собирается птиц сребропёрая стая; Все кружат на лету; то нырнут в высоту, То, спустившись, нырнут, грустный крик испуская. От прилива судов со всемирных концов Площадь моря кипит многолюдным базаром; Здесь и север, и юг, запад здесь и восток - Все приносят оброк разнородным товаром. Вот снуют здесь и там, против волн, по волнам, Челноки, каики вереницей проворной; Лиц, одежд пестрота, всех отродий цвета, Кож людских образцы: белой, смуглой и черной. Но на лоно земли сон и мраки сошли; Только море не спит и рыбак с ним не праздный; Там на лодках, в тени, загорелись огни, - Опоясалась ночь словно нитью алмазной. Нет пространству границ! Мыслью падаешь ниц - И мила эта даль, и страшна бесконечность! И в единый симвóл, и в единый глагол Совмещается нам скоротечность и вечность. Море, с первого дня ты пленило меня! Как полюбишь тебя - разлюбить нет уж силы; Опостылит земля, и леса, и поля, Прежде милые нам, после нам уж не милы. Нужны нам: звучный плеск, разноцветный твой блеск, Твой прибой и отбой, твой простор и свобода; Ты природы душа! Как ни будь хороша, - Где нет жизни твоей - там бездушна природа! 1849 __________________________________________________ к началу страницы

Павел Александрович Катенин

Грусть на корабле

Ветр нам противен, и якорь тяжелый Ко дну морскому корабль приковал. Грустно мне, грустно, тоскую день целый; Знать, невеселый денек мне настал. Скоро минуло отрадное время; Смерть все пресекла, наш незваный гость; Пала на сердце кручина как бремя: Может ли буре противиться трость? С жизненной бурей борюсь я три года, Три года милых не видел в глаза. Рано с утра поднялась непогода: Смолкни хоть к полдню, лихая гроза! Что ж! может, счастливей буду, чем прежде, С матерью свидясь, обнявши друзей. Полно же, сердце, вернися к надежде; Чур, ретивое, себя не убей. 1814 __________________________________________ к началу страницы

Михаил Александрович Дмитриев

Подводный город

Идиллия Море ропщет, море стонет! Чуть поднимется волна, Чуть пологий берег тронет, - С стоном прочь бежит она! Море плачет; брег песчаный Одинок, печален, дик; Небо тускло; сквозь туманы Всходит бледен солнца лик. Молча на воду спускает Лодку ветхую рыбак, Мальчик сети расстилает, Глядя молча в дальный мрак! И задумался он, глядя, И взяла его тоска: "Что так море стонет, дядя?" - Он спросил у рыбака. "Видишь шпиль? Как нас в погодку Закачало с год тому, Помнишь ты, как нашу лодку Привязали мы к нему?.. Тут был город всем привольный И над всеми господин, Нынче шпиль от колокольни Виден из моря один. Город, слышно, был богатый И нарядный, как жених; Да себе копил он злато, А с сумой пускал других! Богатырь его построил; Топь костьми он забутил, Только с Богом как ни спорил, Бог его перемудрил! В наше море в стары годы, Говорят, текла река, И сперла гранитом воды Богатырская рука! Но подула буря с моря, И назад пошла их рать, Волн морских не переспоря. Человеку вымещать! Всё за то, что прочих братий Брат богатый позабыл, Ни молитв их, ни проклятий Он не слушал, ел да пил, - Оттого порою стонет Моря темная волна; Чуть пологий берег тронет - С стоном прочь бежит она!" Мальчик слушал, робко глядя, Страшно делалось ему: "А какое ж имя, дядя, Было городу тому?" "Имя было? Да чужое, Позабытое давно, Оттого что не родное - И не памятно оно". 11 апреля 1847. Москва ________________________________ к началу страницы

Александр Сергеевич Пушкин

К морю

Прощай, свободная стихия! В последний раз передо мной Ты катишь волны голубые И блещешь гордою красой. Как друга ропот заунывный, Как зов его в прощальный час, Твой грустный шум, твой шум призывный Услышал я в последний раз. Моей души предел желанный! Как часто по брегам твоим Бродил я тихий и туманный, Заветным умыслом томим! Как я любил твои отзывы, Глухие звуки, бездны глас И тишину в вечерний час, И своенравные порывы! Смиренный парус рыбарей, Твоею прихотью хранимый, Скользит отважно средь зыбей: Но ты взыграл, неодолимый, И стая тонет кораблей. Не удалось навек оставить Мне скучный, неподвижный брег, Тебя восторгами поздравить И по хребтам твоим направить Мой поэтической побег! Ты ждал, ты звал... я был окован; Вотще рвалась душа моя: Могучей страстью очарован, У берегов остался я... О чем жалеть? Куда бы ныне Я путь беспечный устремил? Один предмет в твоей пустыне Мою бы душу поразил. Одна скала, гробница славы... Там погружались в хладный сон Воспоминанья величавы: Там угасал Наполеон. Там он почил среди мучений. И вслед за ним, как бури шум, Другой от нас умчался гений, Другой властитель наших дум. Исчез, оплаканный свободой, Оставя миру свой венец. Шуми, взволнуйся непогодой: Он был, о море, твой певец. Твой образ был на нем означен, Он духом создан был твоим: Как ты, могущ, глубок и мрачен, Как ты, ничем неукротим. Мир опустел... Теперь куда же Меня б ты вынес, океан? Судьба людей повсюду та же: Где капля блага, там на страже Уж просвещенье иль тиран. Прощай же, море! Не забуду Твоей торжественной красы И долго, долго слышать буду Твой гул в вечерние часы. В леса, в пустыни молчаливы Перенесу, тобою полн, Твои скалы, твои заливы, И блеск, и тень, и говор волн. 1824 _____________________________________ к началу страницы

Кораблю

Морей красавец окриленный! Тебя зову - плыви, плыви И сохрани залог бесценный Мольбам, надеждам и любви. Ты, ветер, утренним дыханьем Счастливый парус напрягай, Волны незапным колыханьем Ее груди не утомляй. 1824 ____________________________ к началу страницы

Федор Иванович Тютчев

Конь морской

О рьяный конь, о конь морской, С бледно-зеленой гривой, То смирный, ласково-ручной, То бешено-игривый! Ты буйным вихрем вскормлен был В широком Божьем поле; Тебя он прядать научил, Играть, скакать по воле! Люблю тебя, когда стремглав В своей надменной силе, Густую гриву растрепав И весь в пару и мыле, К брегам направив бурный бег, С веселым ржаньем мчишься, Копыта кинешь в звонкий брег И - в брызги разлетишься!.. 1830 ______________________________ к началу страницы

Сон на море

И море, и буря качали наш челн; Я, сонный, был предан всей прихоти волн. Две беспредельности были во мне, И мной своевольно играли оне. Вкруг меня, как кимвалы, звучали скалы, Окликалися ветры и пели валы. Я в хаосе звуков лежал оглушен, Но над хаосом звуков носился мой сон. Болезненно-яркий, волшебно-немой, Он веял легко над гремящею тьмой. В лучах огневицы развил он свой мир - Земля зеленела, светился эфир, Сады-лавиринфы, чертоги, столпы, И сонмы кипели безмолвной толпы. Я много узнал мне неведомых лиц, Зрел тварей волшебных, таинственных птиц, По высям творенья, как бог, я шагал, И мир подо мною недвижный сиял. Но все грезы насквозь, как волшебника вой, Мне слышался грохот пучины морской, И в тихую область видений и снов Врывалася пена ревущих валов. <1836> __________________________________________ к началу страницы По равнине вод лазурной Шли мы верною стезей, - Огнедышащий и бурный Уносил нас змей морской. С неба звезды нам светили, Снизу искрилась волна, И метелью влажной пыли Обдавала нас она. Мы на палубе сидели, Многих сон одолевал... Все звучней колеса пели, Разгребая шумный вал... Приутих наш круг веселый, Женский говор, женский шум... Подпирает локоть белый Много милых, сонных дум. Сны играют на просторе Под магической луной - И баюкает их море Тихоструйною волной. 29 ноября 1849 _____________________________ к началу страницы Как хорошо ты, о море ночное, - Здесь лучезарно, там сизо-темно... В лунном сиянии, словно живое, Ходит, и дышит, и блещет оно... На бесконечном, на вольном просторе Блеск и движение, грохот и гром... Тусклым сияньем облитое море, Как хорошо ты в безлюдье ночном! Зыбь ты великая, зыбь ты морская, Чей это праздник так празднуешь ты? Волны несутся, гремя и сверкая, Чуткие звезды глядят с высоты. В этом волнении, в этом сияньи, Весь, как во сне, я потерян стою - О, как охотно бы в их обаяньи Всю потопил бы я душу свою... 2 января 1865 ___________________________________ к началу страницы

Николай Михайлович Языков

Буря

Громадные тучи нависли широко Над морем и скрыли блистательный день, И в синюю бездну спустились глубоко, И в ней улеглася тяжелая тень; Но бездна морская уже негодует, Ей хочется света и ропщет она, И скоро, могучая, встанет грозна, Пространно и громко она забушует. Великую силу уже подымая, Полки она строит из водных громад; И вал-великан, головою качая, Становится в ряд, и ряды говорят; И вот свои смуглые лица нахмуря, И белые гребни колебля, они Идут. В черных тучах блеснули огни, И гром загудел. Начинается буря. ______________________________________ к началу страницы

Корабль

Люблю смотреть на сине море, В тот час, как с края в край на волновом просторе, Гроза грохочет и ревет; А победитель волн, громов и непогод, И смел и горд своею славой, Корабль в даль бурных вод уходит величаво! __________________________________________________ к началу страницы

Маяк

Меж морем и небом, на горной вершине, Отважно поставлен бросать по водам Отрадный, спасительный свет кораблям, Застигнутым ночью на бурной пучине, Ты волю благую достойно творишь: Встает ли свирепое море волнами, Волнами хватая тебя, как руками, Обрушить тебя в глубину: ты стоишь! И небо в тебя светоносного мещет Свой гром, раздробляющий горы: ты цел; Он, словно как пыль, по тебе пролетел, И бурное море тебе рукоплещет! ______________________________________ к началу страницы

Морское купанье

Из бездны морской белоглавая встала Волна, и лучами прекрасного дня Блестит подвижная громада кристалла, И тихо, качаясь, идет на меня. Вот, словно в раздумье, она отступила, Вот берег она под себя покатила И выше сама поднялась и падет; И громом, и пеной пучинная сила, Холодная бурно меня обхватила, Кружит, и бросает, и душит, и бьет! И стихла. Мне любо. Из грома, из пены И холода, легок и свеж, выхожу: Живее мои выпрямляются члены, Вольнее дышу, веселее гляжу На берег, на горы, на светлое море. Мне чудится, словно прошло мое горе, И юность такая ж, как прежде была, Во мне встрепенулась, и жизнь моя снова Гулять, распевать, красоваться готова Свободно, беспечно, резва, удала. _______________________________________ к началу страницы

Алексей Степанович Хомяков

Парус поднят; ветра полный, Он канаты натянул И на ропщущие волны Мачту длинную нагнул. Парус русский. Через волны Уж корабль несется сам. И готов всех братьев челны Прицепить к крутым бокам. Поднят флаг: на флаге виден Правды суд и мир любви. Мчись, корабль: твой путь завиден... Господи, благослови! (Конец 1858) ______________________________________ к началу страницы

Владимир Григорьевич Бенедиктов

Бегун морей дорогою безбрежной Стремился в даль могуществом ветрил, И подо мною с кормою быстробежной Кипучий вал шумливо говорил. Волнуемый тоскою безнадежной, Я от пловцов чело мое укрыл, Поникнул им над влагою мятежной И жаркую слезу в нее сронил. Снедаема изменой беспощадно, Моя душа к виновнице рвалась, По ней слеза последняя слилась - И, схваченная раковиной жадной, Быть может, перл она произвела Для милого изменницы чела! ____________________________________

На море

Ударил ветр. Валы Евксина Шумят и блещут подо мной, И гордо вздулся парус мой На гордых персях исполина. Мой мир, оторван от земли, Летит. От берега вдали Теряет власть земная сила; Здесь только небо шлет грозу; Кругом лишь небо, а внизу - Одна широкая могила. И лежа я, раздумья полн, С размашистой качели волн - От корня мачты - к небу очи Приподнимал, и мнилось мне: Над зыбью моря звезды ночи Качались в темной вышине; Все небо мерно колыхалось, И неподвижную досель Перст Божий зыблет, мне казалось, Миров несметных колыбель, - И тихо к горизонту падал Мой взор: там вал разгульный прядал. И из - за края корабля Пучина грудь приподнимала И глухо вздох свой разрешала Седые кудри шевеля. ____________________________________ к началу страницы

Ничего

Братцы! Беда! Вот сближается с нашим фрегатом, Высясь горою над ним, роковая волна, Круто свернулась и страшным, тяжелым накатом, Мутно-зеленая, с ревом подходит она; Кажется, так и накроет, сомнет и проглотит, Мир наш плавучий, как щепку, вверх дном поворотит... Грянула... Хвать через борт!.. Миг удара приспел... В скрепах, в основах своих весь фрегат заскрипел, Вздрогнул, шатнулся, хлестнула по палубной крыше Пена, а брызги кругом так и душат его... Замер... Кончается... Люди! Безмолвствуйте! Тише! Тс! Он подъемлется грудью все выше, все выше - И на хребет той волны наступил... Ничего! ____________________________________________________ к началу страницы

Каролина Карловна Павлова

Снова над бездной, опять на просторе, - Дальше и дальше от тесных земель! В широкошумном качается море Снова со мной корабля колыбель. Сильно качается; ветры востока Веют навстречу нам буйный привет; Зыбь разблажилась и воет глубоко, Дерзко клокочет машина в ответ. Рвутся и бьются, с досадою явной, Силятся волны отбросить нас вспять. Странно тебе, океан своенравный, Воле и мысли людской уступать. Громче все носится ропот подводный, Бурных валов все сердитее взрыв; Весело видеть их бой сумасбродный, Радужный их перекатный отлив. Так бы нестись, обо всем забывая, В споре с насилием вьюги и вод, Вечно к брегам небывалого края, С вечною верой, вперед и вперед! _______________________________________ к началу страницы

Евдокия Петровна Ростопчина

Море и сердце

Романс на голос Бетховенова вальса Бушуй и волнуйся, глубокое море, И ревом сердитым грозу оглушай! О бедное сердце, тебя гложет горе, Но гордой улыбкой судьбе отвечай! Пусть небо дивится могучей пучине, Пусть спорит с упрямой, как с равной себе! Ты сильно, о сердце! не рабствуй кручине, - Разбейся... но вживе не сдайся в борьбе! Не вытерпит море ничье созерцанье, Лишь Богу знакомо в нем тайное дно: Высокому сердцу позор состраданье, - Загадкою вечной да будет оно! 1834 ______________________________________________ к началу страницы

Бал на фрегате

Командиру и офицерам "Мельпомены" Залива Финского лениво дремлют волны, Уж вечер догорел, уж чайки улеглись; Лес, скалы, берега молчаньем томным полны, И звезды ранние на небесах зажглись. Здесь северная ночь среди погоды ясной, Как ночи южные, отрадна и прекрасна И чудной негою пленительно блестит; А море синее и плещет и шумит. Фрегат воинственный, на якоре качаясь, Средь зеркальных зыбей красуется царем, И флаги пестрые, роскошно развеваясь, Над палубой его сошлись, сплелись шатром. Он убран, он горит радушными огнями; Дека унизаны веселыми гостями, Живая музыка призывно там гремит; А море синее и плещет и шумит. На "Мельпомене" бал! Наряды дам блистают Меж эполетами, пред строем моряков; Их ножки легкие свободно попирают Жилище бранных смут, опасностей, трудов. Лафеты креслами им служат; завоеван Без боя весь фрегат - и вмиг преобразован: Не вихрь морской по нем, а быстрый вальс летит; А море синее и плещет и шумит. Но женский ум пытлив: по переходам длинным, По узким лестницам, по декам, по жильям Попарно бал идет, и "польский" тактом чинным Вдали сопутствует гуляющим четам. Вот тесных келий ряд вкруг офицерской залы, - Где много жизни лет у каждого пропало, Где в вечных странствиях далекий свет забыт... А море синее и плещет и шумит! Вот в дальней комнате две пушки, - и меж ними Диван, часы и стол: здесь капитан живет, Один, с заботами и думами своими, И блага общего ответственность несет. Здесь суд, закон и власть! Здесь участь подчиненных, Их жизнь, их смерть, их честь в руках отягощенных, - Владыка на море, - он держит и хранит, И, с ним беседуя, волна под ним шумит. О! кто, кто здесь из нас, танцующих беспечно, Постигнет подвиги и долю моряка?.. Как в одиночестве, без радости сердечной, Томить его должна по родине тоска! Как скучны дни его, как однозвучны годы! Как он всегда лишен простора и свободы! Как вечно гибелью в глаза ему грозит То море синее, что плещет и шумит! И здесь, на палубе, где мы танцуем ныне, Здесь был иль может быть кровопролитный бой, Когда, метая гром по трепетной пучине И сыпля молньями, фрегат летит грозой На вражеский корабль; - и вдруг они сойдутся, И двух противных сил напоры размахнутся, И битва жаркая меж ними закипит - А море синее все плещет и шумит! И много, может быть, здесь ляжет братьев наших, И много женских слез вдали прольют по ним! Танцуйте!.. Радуйтесь!.. Но я в забавах ваших Уж не участница!.. К картинам роковым Воображение влекло меня невольно... И содрогнулась мысль... и сердцу стало больно... С участьем горестным мой взор на все глядит, - А море синее и плещет и шумит! 20 июля 1842, Гельсингфорс. В память праздника на море ____________________________________________________ к началу страницы

Яков Петрович Полонский

Маяк

Вон светит зарево над морем! за скалой Мелькают полосы румяного тумана - То месяц огненный, ночной товарищ мой, Уходит в темные пучины океана. Прости!.. Я звезд ищу, их прежнего следа Ищу я, - по распутьям ночи ясной Я видел в сонме звезд красавица звезда Текла - но, видно, луч ее потух в напрасной Борьбе с туманами, которых путь ненастный По небу тянется, как черная гряда. Лучи небесные, прощайте!.. Взор блуждает. Где берега? - где море? - где восток!.. Как в сумрачной степи пустынный огонек, Один маяк вдали - и нет ему затменья, И светится вдали, как огненный глазок. Один маяк вдали - нет ему затменья, И дела нет ему до мрачных облаков, Как будто видит он ночное приближенье К нему издалека идущих парусов. Горит - а на меня наводит утомленье Печальный шум невидимых валов. 1845 ___________________________________________ к началу страницы

Качка в бурю

(Посв. М. Л. Михайлову) Гром и шум. Корабль качает; Море темное кипит; Ветер парус обрывает И в снастях свистит. Помрачился свод небесный, И, вверяясь кораблю, Я дремлю в каюте тесной... Закачало - сплю. Вижу я во сне: качает Няня колыбель мою И тихонько запевает - "Баюшки-баю!" Свет лампады на подушках, На гардинах свет луны... О каких-то все игрушках Золотые сны. Просыпаюсь... Что случилось? Что такое? Новый шквал? - "Плохо - стеньга обломилась, Рулевой упал". Что же делать? что могу я? И, вверяясь кораблю, Вновь я лег и вновь дремлю я... Закачало - сплю. Снится мне: я свеж и молод, Я влюблен, мечты кипят... От зари роскошный холод Проникает в сад. Скоро ночь - темнеют ели... Слышу ласково-живой, Тихий лепет: "На качели Сядем, милый мой!" Стан ее полувоздушный Обвила моя рука, И качается послушно Зыбкая доска... Просыпаюсь... Что случилось? - "Руль оторван; через нос Вдоль волна перекатилась, Унесен матрос!" Что же делать? Будь что будет! В руки Бога отдаюсь: Если смерть меня разбудит - Я не здесь проснусь. 1850 _______________________________ к началу страницы

На корабле

Стихает. Ночь темна. Свисти, чтоб мы не спали!.. Еще вчерашняя гроза не унялась: Те ж волны бурные, что с вечера плескали, Не закачав, еще качают нас. В безлунном мраке мы дорогу потеряли, Разбитым фонарем не освещен компáс. Неси огня! звони, свисти, чтоб мы не спали! - Еще вчерашняя гроза не унялась... Наш флаг порывисто и беспокойно веет; Наш капитан впотьмах стоит, раздумья полн... Заря!.. друзья, заря! Глядите, как яснеет - И капитан, и мы, и гребни черных волн. Кто болен, кто устал, кто бодр еще, кто плачет, Чтó бурей сломано, разбито, снесено - Все ясно: Божий день, вставая, зла не прячет... Но - не погибли мы!.. и много спасено... Мы мачты укрепим, мы паруса подтянем, Мы нашим топотом встревожим праздных лень - И дальше в путь пойдем, и дружно песню грянем: Господь, благослови грядущий день! 1856 _______________________________________________ к началу страницы Корабль пошел навстречу темной ночи... Я лег на палубу с открытой головой; Грустя, в обитель звезд вперил я сонны очи, Как будто в той стране таинственно-немой Для моего чела венец плетут Плеады И зажигают вечные лампады, И обещают мне бессмертия покой. Но вот - холодный ветр дохнул над океаном; Небесные огни подернулись туманом... И лег я ниц с покрытой головой, И в смутных грезах мне казалось: подо мной Наяды с хохотом в пучинный мрак ныряют, На дне его могилу разгребают - И обещают мне забвения покой. <1859> ___________________________________________ к началу страницы В дни, когда над сонным морем Духота и тишина, В отуманенном просторе Еле движется волна. Если ж вдруг дохнет над бездной Ветер, грозен и могуч, Закипит волна грознее Надвигающихся туч, И помчится, точно в битву Разъяренный шпорой конь, Отражая в брызгах пены Молний солнечный огонь, И, рассыпавшись о скалы, Изомнет у берегов Раскачавшиеся перья Прошумевших тростников. <1876> _______________________________ к началу страницы

Афанасий Афанасьевич Фет

На корабле

Летим! Туманною чертою Земля от глаз моих бежит. Под непривычною стопою Вскипая белою грядою, Стихия чуждая дрожит. Дрожит и сердце, грудь заныла; Напрасно моря даль светла, Душа в тот круг уже вступила, Когда невидимая сила Ее неволей унесла. Ей будто чудится заране Тот день, когда без корабля Помчусь в воздушном океане И будет исчезать в тумане За мной родимая земля. <1856 или 1857> ______________________________ к началу страницы

Прибой

Утесы. Зной и сон в пустыне, Песок да звонкий хрящ кругом, И вдалеке земной твердыне Морские волны бьют челом. На той черте уже безвредный, Не докатясь до красных скал, В последний раз зелено-медный Сверкает Средиземный вал; И, забывая век свой бурный, По пестрой отмели бежит И преломленный и лазурный; Но вот преграда - он кипит, Жемчужной пеною украшен, Встает на битву со скалой И, умирающий, всё страшен Всей перейденной глубиной. <1856 или 1857> _____________________________ к началу страницы Морская даль во мгле туманной; Там парус тонет, как в дыму, А волны в злобе постоянной Бегут к прибрежью моему. Из них одной, избранной мною, Навстречу пристально гляжу И за грядой ее крутою До камня влажного слежу. К ней чайка плавная спустилась, - Не дрогнет острое крыло. Но вот громада докатилась, Тяжеловесна, как стекло; Плеснула в каменную стену, Вот звонко грянет на плиту - А уж подкинутую пену Разбрызнул ветер на лету. <1857> _________________________________ к началу страницы

После бури

Пронеслась гроза седая, Разлетевшись по лазури. Только дышит зыбь морская, Не опомнится от бури. Спит, кидаясь, челн убогой, Как больной от страшной мысли, Лишь забытые тревогой Складки паруса обвисли. Освеженный лес прибрежный Весь в росе, не шелохнется. - Час спасенья, яркий, нежный, Словно плачет и смеется. <1870> ______________________________ к началу страницы

Николай Васильевич Берг

О чем ты стонешь, сине море? Что пасмурно твое чело? Скажи ты мне, какое горе В твоих пучинах залегло? Ты плачешь, море, что не стало Тебе знакомых кораблей, Что смело реяли, бывало, Одни среди твоих зыбей. Не плачь, не плачь ты, сине море, Глубоко вопли затаи: Пройдет твое лихое горе, Вернутся соколы твои! Я видел страшные траншеи И вал из камня и земли, Где, притаившись, точно змеи, Рядами пушки залегли. За ними - славы ратоборцы, Стоят и хладно битвы ждут, Твои питомцы - черноморцы, Им бой не в бой и труд не в труд! Пускай придут: все это ляжет, Отчизне жертвуя собой... Кто ж будет жив, кто перескажет Про этот день, про этот бой?.. 28 февраля 1855. Дуфиновка, деревня под Одессой _________________________________ к началу страницы

Иван Саввич Никитин

Ночь на берегу моря

В зеркало влаги холодной Месяц спокойно глядит И над землею безмолвной Тихо плывет и горит. Легкою дымкой тумана Ясный одет небосклон; Светлая грудь океана Дышит как будто сквозь сон. Медленно, ровно качаясь, В гавани спят корабли; Берег, в воде отражаясь, Смутно мелькает вдали. Смолкла дневная тревога... Полный торжественных дум, Видит присутствие Бога В этом молчании ум. 1850 ___________________________ к началу страницы На западе солнце пылает, Багряное море горит; Корабль одинокий, как птица, По влаге холодной скользит. Сверкает струя за кормою, Как крылья, шумят паруса; Кругом неоглядное море, И с морем слились небеса. Беспечно веселую цесню, Задумавшись, кормчий поет, А черная туча на юге, Как дым от пoжapa, встает. Вот буря... и море завыло, Умолк беззаботный певец; Огнем его вспыхнули очи: Теперь он и царь и боец! Вот здесь узнаю человека В лице победителя волн, И как-то отрадно мне думать, Что я человеком рожден. 1851 ____________________________ к началу страницы

Дмитрий Лаврентьевич Михаловский

На берегу моря

Солнце ярко блещет, море тихо плещет, Небо нежит взоры теплой синевою... С сладостною ленью я прилег под тенью, Под обросшей мохом серою скалою. В этот полдень знойный, с негою спокойной, Я хочу природой только любоваться; Голубое море! на твоем просторе Я теперь желал бы в челноке качаться. Но челнок далёко, море так глубоко, С веслами не слажу, править не умею, Берег так пустынен, к дому путь мой длинен... И лежу один я с думою своею. В апатúи праздной, под однообразный Говор волн, что плещут, пенясь и сверкая, Дума эта дремлет, смутно морю внемлет, Как под песню няни, тихо засыпая... Спи же, спи же, дума, чтоб не слышать шума Бури и тревоги, что во мне таится! Позабудь заботы, от своей работы Отдохни, чтоб силой свежей обновиться. Силы много надо; сон - одна отрада Для души, изнывшей в муке беспредельной, Усыпи мне, море, бешеное горе Нáдолго своею песнью колыбельной! Чтоб среди забвенья чудные виденья, Радужные грезы ум мой наполняли, Чтобы небо это, солнце с блеском света В глубину больного сердца проникали; Чтоб оно готово было к битве снова, С силами собравшись, только что проснется, - Как тот парус белый, что с надеждой смелой По волнам коварным весело несется. <1896> _____________________________________________ к началу страницы

Алексей Николаевич Апухтин

Отчалила лодка. Чуть брезжил рассвет... В ушах раздавался прощальный привет, Дышал он нежданною лаской... Свинцовое море шумело кругом... Все это мне кажется сладостным сном, Волшебной, несбыточной сказкой! О нет, то не сон был! В дали голубой Две белые чайки неслись над водой, И серые тучки летели, - И все, что сказать я не мог и не смел, Кипело в душе... и восток чуть алел, И волны шумели, шумели!.. 1879 _______________________________________ к началу страницы

Великий князь Константин Константинович Романов

Затишье нá море... За бурею строптивой Настала мертвая, немая тишина: Уж выбившись из сил, как вяло, так лениво, Едва колышется усталая волна. Затишье нá сердце... Застыли звуки песен, Тускнея, меркнет мысль, безмолвствуют уста, Круг впечатлений, чувств так узок и так тесен, - В душе холодная такая пустота. Но налетит гроза и дрогнут неба своды, Заблещут молнии, и разразится гром, И грозный ураган на дремлющие воды Дохнет властительным, победным торжеством. Так минет наконец пора дремоты косной, Унылая душа воспрянет ото сна, И снова грянет песнь моя победоносно, - И потечет стихов созвучная волна! Венеция. 16 апреля 1885 ________________________________________________ к началу страницы

Семен Яковлевич Надсон

Тревожно сегодня мятежное море - В раздумье я долго над ним простоял. Как мощный орган в величавом соборе, Оно беспокойно гудело у скал. Поднимется вал, набежит, разобьется И в жемчуге пены отхлынет назад... И кажется, кто-то безумно смеется, И кажется, чьи-то угрозы звучат! 1884 ____________________________________ к началу страницы Чу, кричит буревестник!.. Крепи паруса! И грозна, и окутана мглою, Буря гневным челом уперлась в небеса И на волны ступила пятою. В ризе туч, опоясана беглым огнем Ярких молний вкруг мощного стана, Грозно сыплет она свой рокочущий гром На свинцовый простор океана. Как прекрасен и грозен немой ее лик! Как сильны ее черные крылья! Будь же, путник, как враг твой, бесстрашно велик. 1884 _________________________________________________ к началу страницы

У моря

Так вот оно, море!.. Горит бирюзой, Жемчужною пеной сверкает!.. На влажную отмель волна за волной Тревожно и тяжко взбегает... Взгляни, он живет, этот зыбкий хрусталь, Он стонет, грозит, негодует... А даль-то какая!.. О, как эта даль Усталые взоры чарует! Сын края метелей, туманов и вьюг, Сын хмурой и бледной природы, Как пылко, как жадно я рвался на юг, К вам, мерно шумящие воды!.. Первая половина 1885 ________________________________________ к началу страницы

К морю

(Монолог) С вопросом на устах и с горечью во взоре, Как глупое дитя, обманутый тобой, Широкошумное, разгневанное море, Стоял я над твоей кипучей глубиной. Вокруг лежала ночь. Сплошною вереницей Холодный ветер гнал по небу облака; На мысе пристани подстреленною птицей Метался яркий свет на башне маяка; Усталый город спал, - лишь ты одно не спало И, грозно уходя в клубящийся туман, Отхлынув от скалы, зловеще замолкало, Прихлынув снова к ней, гудело, как орган. О, как я рвался к вам, полуденные воды, Как страстно рвался к вам из родины моей Забыть мою печаль на празднике природы, Согреть больную грудь теплом ее лучей!.. 1886 ___________________________________________ к началу страницы

У океана

Еще издалека, из-за косматых скал, Дымящихся в клубах багряного тумана, Там, где-то впереди, я смутно услыхал Однообразный плеск и рокот океана... Стрелою я взбежал на острый перелом - И замер, онемев, без мысли и без слова: Во всем торжественном величии своем Гудел он подо мной, как отдаленный гром, В сверкающих лучах рассвета золотого!.. И руки я к нему в порыве протянул, И грудь стеснили мне восторженные слезы, Но буйных волн его неутихавший гул Не ласки полон был, а гнева и угрозы... Он на заветный труд меня не ободрял, Он воли не будил в душе моей смущенной: Нет, он как реквием мечтам моим звучал, И гибель мне сулил с враждою непреклонной. Он пел: "Я помню дни, когда твоя нога - О дерзкий человек! - еще не попирала Мои пустынные, глухие берега, Где только волк бродил да серна пробегала... Безлюден и суров был синий мой простор, И дики были надо мною Ущелья и хребты лесистых этих гор, Загромоздивших даль гранитною стеною. Но ты пришел сюда и мир мой возмутил, И внес с собой борьбу, и смерть, и разрушенье; В дремучей мгле лесов пути ты проложил, В долинах выстроил цветущие селенья; От очагов своих искусно ты отвел Зубчатую стрелу громовой непогоды, И вот слепых стихий окован произвол И взнуздан мощный зверь природы. И на моих волнах, где только небеса, Да тучи вольные, да звезды отражались, Отважных кораблей косые паруса Победоносно закачались!.. Гордись! Ты - царь всего, что взором и умом Ты можешь охватить, природу изучая; Гордись, слепец, своим минутным торжеством, Обетованный рай в грядущем прозревая!.." 1886 ______________________________________________ к началу страницы

Дмитрий Сергеевич Мережковский

Кораллы

Широко раскинулся ветвями, Чуждый неба, звуков и лучей, Целый лес кораллов под волнами, В глубине тропических морей. Миллионам тружеников вечных - Колыбель, могила и приют, Дивный плод усилий бесконечных, Этот мир полипы создают. Каждый род - ступень для жизни новой - Будет смертью в камень превращен, Чтобы лечь незыблемой основой Поколеньям будущих времен; И встает из бездны океана, И растет коралловый узор; Презирая натиск урагана, Он стремится к небу на простор, Он вознесся кружевом пурпурным, Исполинской чащею ветвей В полусвете мягком и лазурном Преломленных, трепетных лучей. Час придет - и гордо над волнами, Раздробив их влажный изумруд, Новый остров, созданный веками, С торжеством кораллы вознесут... О, пускай в глухой и темной доле, Как полип, ничтожен я и слаб, - Я могуч святою жаждой воли, Утомленный труженик и раб! Там, за далью, вижу я: над нами Новый рай, лучами весь облит, Новый остров, созданный веками, Высоко над бездною царит. 1884 ______________________________________ к началу страницы

Мирра Александровна Лохвицкая

Утро на море

Утро спит. Молчит волна. В водном небе тишина. Средь опаловых полей Очертанья кораблей Тонким облаком видны Из туманной белизны. И, как сон, неясный сон, Обнял море небосклон, Сферы влажные стеснил, Влагой воздух напоил. Всё прозрачней, всё белей Очертанья кораблей. Вот один, как тень, встает, С легкой зыбью к небу льнет. Сонм пловцов так странно тих, Лики бледные у них. Кто они? Куда плывут? Где воздушный их приют? День порвал туман завес - Дня не любит мир чудес. Вширь раздался небосвод, Заалела пена вод - И виденья-корабли Смутно канули вдали. Сентябрь 1898. Крым _____________________________ к началу страницы

Иван Алексеевич Бунин

На мертвый якорь кинули бакан, И вот среди кипящего залива Он прыгает и мечется тоскливо, И звон его несется сквозь туман. Осенний мрак сгущается вдали. Подходит ночь, - и по волнам тяжелым Ныряют и качаются за молом Рыбацкие пустые корабли. И мачты их средь темной высоты Чертят туман все шире и быстрее, И плавают среди тумана реи, Как черные могильные кресты. 1900 ____________________________________ к началу страницы Высоко наш флаг трепещет, Гордо вздулся парус полный, Встал, огромный и косой; А навстречу зыбью плещет, И бегут - змеятся волны Быстрой, гибкой полосой. Изумруд горит, сверкая, В ней, как в раковине тесной, Медью светит на борта; А кругом вода морская Так тяжка и полновесна, Точно ртутью налита. Ходит зыбкими буграми, Ходит мощно и упруго, Высоко возносит челн - И бегущими горами Принимают друг от друга Нас крутые гребни волн. 1901 _____________________________ к началу страницы

Звезда морей

Я в бездне был, я жил кошмаром, Скитаясь по волнам три дня. Порой закат пылал пожаром - И красный бред томил меня. Порой слепила тьма немая - И я качался в искрах звезд, Качался в бездне, обнимая Обломок реи, точно крест. Вдруг - словно пламя на закате... Ужели смерть? - Но на волне Звезда Морей в огне и злате Восстала - и предстала мне. И ниц упал я, ослепленный, Восторгом жизни потрясен - И чей-то голос отдаленный Прорезал мрак: "Спасен! спасен!" <1901> _________________________________ к началу страницы

У залива

Над морем дремлют, зеленеют Меж скал цветущие сады. Лучи полдневные их греют, Им слышен тихий плеск воды. Здесь даже зимнею порою Среди и лавров и олив, Под неприступною горою Стоит, как зеркало, залив, В затишье расцветают розы, И кипарис в полдневный зной Внимает, погруженный в грезы, Как говорит волна с волной, И смотрит вдаль, где, утопая В лазурном море, паруса На солнце искрятся, сверкая, И точно манят в небеса. <1901> _____________________________ к началу страницы Когда вдоль корабля, качаясь, вьется пена И небо меж снастей синеет в вышине, Люблю твой бледный лик, печальная Селена, Твой безнадежный взор, сопутствующий мне. Люблю под шорох волн рыбацкие напевы, И свежесть от воды - ночные вздохи волн, И созданный мечтой, манящий образ девы, И мой бесцельный путь, мой одинокий челн. 1902 _________________________________________ к началу страницы Норд-остом жгут пылающие зори. Острей горит Вечерняя звезда. Зеленое взволнованное море Еще огромней, чем всегда. Закат в огне, звезда дрожит алмазом. Нет, рыбаки воротятся не все! Ледяно-белым, страшным глазом Маяк сверкает на косе. 25.VIII.03 ____________________________________ к началу страницы

На маяке

В пустой маяк, в лазурь оконных впадин, Осенний ветер дует - и, звеня, Гудит вверху. Он влажен и прохладен, Он опьяняет свежестью меня. Остановись на лестнице отвесной, Гляжу в окно. Внизу шумит прибой И зыбь бежит. А выше - свод небесный И океан туманно-голубой. Внизу - шум волн, а наверху, как струны, Звенит - поет решетка маяка. И все плывет: маяк, залив, буруны, И я, и небеса, и облака. (1903-1904) ________________________________________ к началу страницы

Штиль

На плоском взморье - мертвый зной и штиль. Слепит горячий свет, струится воздух чистый, Расплавленной смолой сверкает черный киль Рыбацкого челна на мели золотистой. С нестройным криком голых татарчат Сливается порой пронзительный и жалкий, Зловещий визг серебряной рыбалки. Но небо ясно, отмели молчат. Разлит залив зеркальностью безбрежной, И глубоко на золоте песка, Под хрусталем воды, сияет белоснежный Недвижный отблеск маяка. <1903-1904> ____________________________________________ к началу страницы

Огонь на мачте

И сладостно и грустно видеть ночью На корабле далеком в темном море В ночь уходящий топовый огонь. Когда все спит на даче и сквозь сумрак Одни лишь звезды светятся, я часто Сижу на старой каменной скамейке, Над скалами обрыва. Ночь тепла, И так темно, так тихо все, как будто Нет ни земли, ни неба - только мягкий Глубокий мрак. И вот вдали, во мраке, Идет огонь - как свечечка. Ни звука Не слышно на прибрежье, - лишь сверчки Звенят в горе чуть уловимым звоном, Будя в душе задумчивую нежность, А он уходит в ночь и одиноко Висит на горизонте, в темной бездне Меж небом и землею... Пойте, пойте, Сверчки, мои товарищи ночные, Баюкайте мою ночную грусть! 1905 ______________________________________ к началу страницы

В открытом море

В открытом море - только небо, Вода да ветер. Тяжело Идет волна, и низко кренит Фелюка серое крыло. В открытом море ветер гонит То свет, то тень - и в облака Сквозит лазурь... А ты забыта, Ты бесконечно далека! Но волны, пенясь и качаясь, Идут, бегут навстречу мне И кто-то синими глазами Глядит в мелькающей волне. И что-то вольное, живое, Как эта синяя вода, Опять, опять напоминает То, что забыто навсегда! <1903-1905> ______________________________ к началу страницы Все море - как жемчужное зерцало, Сирень с отливом млечно-золотым. В дожде закатном радуга сияла. Теперь душист над саклей тонкий дым. Вон чайка села в бухточке скалистой, - Как поплавок. Взлетает иногда, И видно, как струею серебристой Сбегает с лапок розовых вода. У берегов в воде застыли скалы, Под ними светит жидкий изумруд, А там, вдали - и жемчуг, и опалы По золотистым яхонтам текут. 1905 ______________________________________ к началу страницы

С острогой

Костер трещит. В фелюке свет и жар. В воде стоят и серебрятся щуки, Белеет дно... Бери трезубец в руки И не спеши. Удар! Еще удар! Но поздно. Страсть - как сладостный кошмар. Но сил уж нет, противны кровь и муки... Гаси, гаси - вали с борта фелюки Костер в Лиман... И чад, и дым, и пар! Теперь легко, прохладно. Выступают Туманные созвездья в полутьме. Волна качает, рыбы засыпают... И вверх лицом ложусь я на корме. Плыть - до зари, но в море путь не скучен. Я задремлю под ровный стук уключин. <1905> ___________________________________________ к началу страницы Огромный, красный, старый пароход У мола стал, вернувшись из Сиднея. Белеет мол и, радостно синея, Безоблачный сияет небосвод. В тиши, в тепле, на солнце, в изумрудной Сквозной воде, склонясь на левый борт, Гигант уснул. И спит пахучий порт, Спят грузчики. Белеет мол безлюдный. В воде прозрачной виден узкий киль. Весь в ракушках. Их слой зелено-ржавый Нарос давно... У Суматры, у Явы, В Великом океане... в зной и штиль. Мальчишка-негр в турецкой грязной феске Висит в бадье, по борту, красит бак - И от воды на свежий красный лак Зеркальные восходят арабески. И лак блестит под черною рукой, Слепит глаза... И мальчик-обезьяна Сквозь сон поет... Простой напев Судана Звучит в тиши всем чуждою тоской. VIII.06 ________________________________________ к началу страницы И скрип и визг над бухтой, наводненной Буграми влаги пенисто-зеленой: Как в забытьи шатаются над ней Кресты нагих запутанных снастей, А чайки с криком падают меж ними, Сверкая в реях крыльями тугими, Иль белою яичной скорлупой Скользят в воде зелено-голубой. Еще бегут поспешно и высоко Лохмотья туч, но ветер от востока Уж дал горам лиловые цвета, Чеканит грани снежного хребта На синем небе, свежем и блестящем, И сыплет в море золотом кипящим. 1906 ______________________________________ к началу страницы "Мимо острова в полночь фрегат проходил! Слева месяц над морем светил, Справа остров темнел - пропадали вдали Дюны скудной родимой земли. Старый дом рыбака голубою стеной Там мерцал над кипящей волной. Но в заветном окне не видал я огня: Ты забыла, забыла меня!" "Мимо острова в полночь фрегат проходил: Поздний месяц над морем светил, Золотая текла по волнам полоса И как в сказке неслись паруса. Лебединою грудью белели они, И мерцали на мачтах огни. Но в светлице своей не зажгла я огня: Ты забудешь, забудешь меня!" 1906 ________________________________________ к началу страницы

Золотой невод

Волна ушла - блестят, как золотые. На солнце валуны. Волна идет - как из стекла литые. Идут бугры волны. По ним скользит, колышется медуза, Живой морской цветок... Но вот волна изнемогла от груза И пала на песок. Зеркальной зыбью блещет и дробится, А солнце под водой По валунам скользит и шевелится, Как невод золотой. 1903-1906 ___________________________________ к началу страницы Зеленый цвет морской воды Сквозит в стеклянном небосклоне, Алмаз предутренней звезды Блестит в его прозрачном лоне. И, как ребенок после сна, Дрожит звезда в огне денницы, А ветер дует ей в ресницы, Чтоб не закрыла их она. 1907 ________________________________ к началу страницы

В архипелаге

Осенний день в лиловой крупной зыби Блистал, как медь. Эол и Посейдон Вели в снастях певучий долгий стон, И наш корабль нырял подобно рыбе. Вдали был мыс. Высоко на изгибе, Сквозя, вставал неровный ряд колонн. Но песня рей меня клонила в сон - Корабль нырял в лиловой крупной зыби. Не все ль равно, что это старый храм, Что на мысу - забытый портик Феба! Запомнил я лишь ряд колонн да небо. Дым облаков курился по горам, Пустынный мыс был схож с ковригой хлеба. Я жил во сне. Богов творил я сам. 12.VIII.08 ________________________________________ к началу страницы

Мертвая зыбь

Как в гору, шли мы в зыбь, в слепящий блеск заката. Холмилась и росла лиловая волна. С холма на холм лилось оранжевое злато, И глубь небес была прозрачно-зелена. Дым из жерла трубы летел назад. В упругом Кимвальном пенье рей дрожал холодный гул. И солнца лик мертвел. Громада моря кругом Объяла горизонт. Везувий потонул. И до бортов вставал и, упадая, мерно Шумел разверстый вал. И гребень, закипев, Сквозил и розовел, как пенное Фалерно, - И малахит скользил в кроваво-черный зев. 9.VI.09 ___________________________________________________ к началу страницы

Морской ветер

Морского ветра свежее дыханье Из темноты доходит, как привет. На дачах глушь. И поздней лампы свет Осенней ночи слушает молчанье. Сон с колотушкой бродит - и о нем Скучает кто-то, дальний, бесприютный. Нет ни звезды. Один Юпитер мутный Горит в выси мистическим огнем. Волна и ветер с темных побережий Доносят запах ржавчины - песков, Сырых ракушек, сгнивших тростников. Привет полночный, ласковый и свежий, Мне чьей-то вольной кажется душой: Родной мечтам и для земли - чужой. <8.VIII.09> _____________________________________ к началу страницы Океан под ясною луной, Теплой и высокой, бледнолицей, Льется гладкой, медленной волной, Озаряясь жаркою зарницей. Всходят горы облачных громад: Гавриил, кадя небесным Силам, В темном фимиаме царских врат Блещет огнедышащим кадилом. Индийский океан. 25.I.11 _________________________________ к началу страницы

Матрос

Ночью в море крепко спать хотелось, Измотало зыбью нашу барку, На носу - угодника Николу, На корме - малиновый фонарик. А пришли к Патрасу - рассветает, Море заштилело, зеленеет, На востоке, светлом, апельсинном, Розовеют снеговые горы. У кого есть деньги, тот в кофейне, Пьет мастику или чай с лимоном - Э, успею выспаться! Скорее Дай мне сыру и вина покрепче! Сладко ослабею, сытый, пьяный, Забурлю кальяном, а хозяин Будет усмехаться - и от смеха Нос его короткий станет клювом. 8.III.13 ___________________________________ к началу страницы К вечеру море шумней и мутней, Парус и дальше и дымней, Няньки по дачам разносят детей, Ветер с Финляндии, зимний. К морю иду - все песок да кусты, Сосенник сине-зеленый, С елок холодных срываю кресты, Иглы из хвои вощеной. Вот и скамья, и соломенный зонт, Дальше обрыв - и туманный, Мглисто-багровый морской горизонт, Запад зловещий и странный. А над обрывом все тот же гамак С томной, капризной девицей, Стул полотняный и с книжкой чудак, Гнутый, в пенсне, бледнолицый. Дремлет, качается в сетке она, Он ей читает Бальмонта... Запад темнеет и свищет сосна, Тучи плывут с горизонта... 11.IX.15 __________________________________ к началу страницы

Парус

Звездами вышит парус мой, Высокий, белый и тугой, Лик Богоматери меж них Сияет, благостен и тих. И чтó мне в том, что берега Уже уходят от меня! Душа полна, душа строга - И тонко светятся рога Младой луны в закате дня. 14.IX.15 __________________________________ к началу страницы Когда-то, над тяжелой баркой С широкодонною кормой, Немало дней в лазури яркой Качались снасти надо мной... Пора, пора мне кинуть сушу, Вздохнуть свободней и полней - И вновь крестить нагую душу В купели неба и морей! 25.I.16 ______________________________ к началу страницы Лиман песком от моря отделен. Когда садится солнце за Лиманом, Песок бывает ярко позлащен. Он весь в рыбалках. Белым караваном Стоят они на грани вод, на той, Откуда веет ветром, океаном. В лазури неба, ясной и пустой, Та грань чернеет синью вороненой Из-за косы песчано-золотой. И вот я слышу ропот отдаленный: Навстречу крепкой свежести воды, Вдыхая ветер, вольный и соленый, Вдруг зашумели белые ряды И, стоя, машут длинными крылами... Земля, земля! Несчетные следы Я на тебе оставил. Я годами Блуждал в твоих пустынях и морях. Я мерил неустанными стопами Твой всюду дорогой для сердца прах: Но нет, вовек не утолю я муки - Любви к тебе! Как чайки на песках, Опять вперед я простираю руки. 6.II.16 ___________________________________ к началу страницы Покрывало море свитками Древней хартии своей Берег с пестрыми кибитками Забавлявшихся людей. Вот зима - и за туманами Скрылось солнце. Дик и груб, Океан гремит органами, Гулом раковинных труб. В свисте бури крик мерещится, И высокая луна Ночью прыгает и плещется Там, где мечется волна. 29.VIII.16 _____________________________ к началу страницы Море, степь и южный август, ослепительный и жаркий Море плавится в заливе драгоценной синевой. Вниз бегу. Обрыв за мною против солнца желтый, яркий, А холмистое прибрежье блещет высохшей травой. Вниз сбежавши, отдыхаю. И лежу, и слышу, лежа, Несказанное безмолвье. Лишь кузнечики сипят Да печет нещадно солнце. И горит, чернеет кожа. Сонным хмелем входит в тело огневой полдневный яд. Вспоминаю летний полдень, небо светлое... В просторе Света, воздуха и зноя, стройно, молодо, легко Ты выходишь из кабинки. Под тобою, в сваях, море. Под ногой горячий мостик... Этот полдень далеко... Вот опять я молод, волен, - миновало наше лето... Мотыльки горячим роем осыпают предо мной Пересохшие бурьяны. И раскрыта и нагрета Опустевшая кабинка... В мире радость, свет и зной. 30.X.16 _____________________________________________________ к началу страницы

Звезда морей, Мария

На диких берегах Бретани Бушуют зимние ветры. Пустуют в ветре и тумане Рыбачьи черные дворы. Печально поднят лик Мадонны В часовне старой. Дождь идет. С ее заржавленной короны На ризу белую течет. Единая, земному горю Причастная! Ты, что дала Свое святое имя морю! Ночь тяжела для нас была. Огнями звездными над нами Пылал морозный ураган. Крутыми черными волнами Ходил гудящий океан. Рукой, от стужи онемелой, Я правил парус корабля. Но Ты сама, в одежде белой, Сошла и стала у руля. И креп я духом, маловерный, И в блеске звездной синевы Туманный нимб, как отблеск серый, Сиял округ Твоей главы. 1920 _________________________________ к началу страницы И вновь морская гладь бледна Под звездным благостным сияньем, И полночь теплая полна Очарованием, молчаньем - Как, Господи, благодарить Тебя за все, что в мире этом Ты дал мне видеть и любить В морскую ночь, под звездным светом. ____________________________________ к началу страницы

Максимилиан Александрович Волошин

Зеленый вал отпрянул и пугливо Умчался вдаль, весь пурпуром горя... Над морем разлилась широко и лениво Певучая заря. Живая зыбь, как голубой стеклярус. Лиловых туч карниз. В стеклянной мгле трепещет серый парус, И ветр в снастях повис. Пустыня вод... С тревогою неясной Толкает челн волна. И распускается, как папоротник красный, Зловещая луна. 1904 _______________________________________ к началу страницы

Валентин Петрович Катаев

Июль

Над морем облака встают, как глыбы мела, А гребни волн - в мигающем огне. Люблю скользить стремительно и смело Наперерез сверкающей волне. Прохладная струя охватывает тело, Щекочет грудь и хлещет по спине, И солнце шею жжет, но любо мне, Что кожа на плечах, как бронза, загорела. А дома - крепкий чай, раскрытая тетрадь, Где вяло начата небрежная страница. Когда же первая в окне мелькнет зарница, А в небе - месяца сургучная печать, Я вновь пойду к обрывам помечтать И посмотреть, как море фосфорится. 1914 _________________________________________ к началу страницы

Крейсер

Цвела над морем даль сиреневая, А за морем таился мрак, Стальным винтом пучину вспенивая, Он тяжко обогнул маяк. Чернея контурами башенными, Проплыл, как призрак, над водой, С бортами, насеро закрашенными. Стальной. Спокойный. Боевой. И были сумерки мистическими, Когда прожектор в темноте Кругами шарил электрическими По черно-стеклянной воде. И длилась ночь, пальбой встревоженная, Завороженная тоской, Холодным ветром замороженная Над гулкой тишью городской. Цвела наутро даль сиреневая, Когда вошел в наш сонный порт Подбитый крейсер, волны вспенивая, Слегка склонясь на левый борт. 1915 ______________________________________ к началу страницы

На яхте

Благословенная минута Для истинного моряка: Свежеет бриз и яхта круто Обходит конус маяка. Захватывает дух от крена, Шумит от ветра в голове, И жемчугами льется пена По маслянистой синеве. 1918 _________________________ к началу страницы

Арбуз

Набравши в трюм в Очакове арбузов, Дубок "Мечта" в Одессу держит путь. Отяжелев, его широкий кузов Густые волны пенит как-нибудь. Но ветер стих. К полудню все слабее Две борозды за поднятой кормой. Зеркальна зыбь. Висят бессильно реи. И бросил руль беспечный рулевой. Коричневый от солнца, славный малый, В Очакове невесту кинул он. Девичья грудь и в косах бантик алый Ему весь день мерещатся, сквозь сон. Он изнемог от золотого груза Своей любви. От счастья сам не свой, На черном глянце спелого арбуза Выскабливает сердце со стрелой. 1920 ____________________________________ к началу страницы

Слепые рыбы

Всю неделю румянцем багряным Пламенели холодные зори, И дышало студеным туманом Непривычно-стеклянное море. Каждый день по знакомой дороге Мы бежали к воде, замирая, И ломила разутые ноги До коленей вода ледяная. По песчаной морщинистой мели Мы ходили, качаясь от зыби, И в прозрачную воду смотрели, Где блуждали незрячие рыбы. Из далекой реки, из Дуная, Шторм загнал их в соленое море, И ослепли они и, блуждая, Погибали в незримом просторе. Били их рыбаки острогою, Их мальчишки хватали руками, И на глянцевых складках прибоя Рыбья кровь распускалась цветами. 1920 _________________________________ к началу страницы

Бриз

Мелким морем моросил Бриз и брызгал в шлюпки, Вправо флаги относил, Паруса и юбки. И, ползя на рейд черпать, Пузоватый кузов Гнал, качая, черепа Черепах-арбузов. 1922 _________________________ к началу страницы

Шторм

Издали наше море казалось таким спокойным, Нежным, серо-зеленым, ласковым и туманным. Иней лежал на асфальте широкой приморской аллеи, На куполе обсерватории и на длинных стручках катальпы. И опять знакомой дорогой мы отправились в гости к морю. Но оказалось море вовсе не так спокойно. Шум далекого шторма встретил нас у знакомой арки. Огромный и музыкальный, он стоял до самого неба. А небо висело мрачно, почерневшее от норд-оста, И в лицо нам несло крупою из Дофиновки еле видной. И в лицо нам дышала буря незабываемым с детства Йодистым запахом тины, серы и синих мидий. И море, покрытое пеной, все в угловатых волнах, Лежало, как взорванный город, покрытый обломками зданий. Чудовищные волны, как мины, взрывались на скалах, И сотни кочующих чаек качались в зеленых провалах. А издали наше море казалось таким спокойным, Нежным, серо-зеленым, как твои глаза, дорогая. Как твои глаза за оградой, за живою оградой парка, За сухими ресницами черных, плакучих стручков катальпы. И впервые тогда я понял, заглянувши в глаза твои близко, Что они как взорванный город, покрытый обломками зданий. Как хочу я опять увидеть, как хочу я опять услышать Этот взорванный город и этих кричащих чаек! 1944 ________________________________________________________ к началу страницы

Купальщица

В теплом море по колени Ты стояла в хрупкой пене, Опасаясь глубины. Вся - желанье. Вся - движенье. Вся - в зеркальном отраженье Набегающей волны. Помню камень в скользкой тине, Помню моря очерк синий, Бег торпедных катеров. И на коже загорелой - Нежный-нежный, белый-белый, Узкий след ручных часов. 1944 к началу страницы __________________________________________________________________________________________________ Подготовка текста - Лукьян Поворотов



Используются технологии uCoz


Источник: http://lukianpovorotov.narod.ru/more_i_korabli_sbornik_poezii.html
X


Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле

Поздравление плыви на корабле